Добро пожаловать!


 

Популярные материалы:


логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
 Курс на Горький |

Налёт на ГорькийКурс на Горький

В мае 1943 года немцы запустили дезин­формацию о том, что 5-6 июня готовится мас­сированный налет на Москву. Вечером 4 июня 45 двухмоторных бомбардировщиков «Хейнкель-111» из эскадрилий -27 -55 под­нялись с аэродромов в районе Орла и Брян­ска, взяв курс на Горький. Шли они по трем маршрутам: Владимир - Ковров - Вязники - Горький, Кулебаки - Арзамас - Горький, Са­ранск - Арзамас - Богородск - Горький. К го­роду прорвалось 20 самолетов. Они повесили на парашютах примерно 80 осветительных ракет, сбросили 289 фугасных бомб, причем 260 из них - на наш завод. В первый налет из строя были выведены главный конвейер, рес­сорный цех, кузница №3. В районе оказались разрушенными несколько домов и больница.

Вспыхнули десятки пожаров, прекратилась подача воды, отсутствовала связь.

Во время второго налета в ночь с 5 на 6 ию­ня немцы сменили тактику: первые группы са­молетов ринулись на подавление зенитных батарей. В налете участвовали 80 «хейнкелей». Подходя к городу, они рассредоточива­лись и на разных высотах, с разных направле­ний мелкими группами входили в зону ПВО.

Выключив двигатели, бесшумно снижались к цели.

За оборону второго сектора ПВО, в кото­ром находился и автозавод, отвечал 784-й зе­нитный артполк. Его орудия располагались в 5-7 км от обороняемого объекта, а некоторые батареи - вокруг предприятия и даже на его территории. Несмотря на то, что первый на­лет выявил много недостатков в организации противовоздушной обороны, руководство корпуса ПВО не сделало своевременных вы­водов и не приняло мер по усилению проти­водействия налетам. В фондах музея истории ОАО «ГАЗ» хранятся планы завода: на них от­мечены попадания авиабомб летом 1943 го­да, журналы донесений вышковых постов гражданской обороны, в которых зафиксиро­ваны все налеты немецких самолетов на предприятие. Наши посетители могут уви­деть также остатки упавших на завод авиа­бомб, ручную сирену, с помощью которой по­давались сигналы воздушной тревоги, и мно­гое другое. Эти реликвии действительно «воспитывают историей».

 

Хейнкиль горький газ Завод горел, но работал

Самым сложным был третий налет, с 6 на 7 июня, в котором участвовали 157 самолетов. На этот раз снаряды зениток встретили нем­цев уже на подходе к городу. Пострадали 12 цехов, особенно колесный, склады, депо. В Автозаводском районе полностью или час­тично разрушены десятки домов, АТС, поли­клиника, райисполком, Центральный клуб, электроподстанция, отделение милиции. Зе­нитки мужественно защищали завод. Пожар­ные и отряды самообороны тушили пожары, обезвреживали десятки невзорвавшихся бомб. Медсестры оказывали помощь ране­ным. Несмотря на большие потери, предпри­ятие продолжало работать. Некоторые само­леты с малой высоты поливали сооружения воспламеняющейся жидкостью. Зарево по­жарища было видно за десятки километров. После налета немецкое радио объявило об уничтожении автомобильного завода в горо­де Горьком.

Авианалеты (всего их было 7) продолжа­лись до 22 июня 1943 года. Немецкая авиация совершила 645 вылетов, сбросив на город 1631 фугасную и более 3390 зажигательных бомб. Из них соответственно на ГАЗ - 1095 и 2493. По официальным данным, погибло 282 человека, ранено - более 500. Сбито 14 само­летов, из них зенитными батареями - 8, ис­требителями - 6. Несмотря на героические усилия ПВО, на заводе было разрушено 52 здания, 9000 единиц оборудования выведено из строя.

С постов сняли командующего ПВО города Горького генерала А.А.Осипова и директора ГАЗа А.М.Лившица.

8 июня на ГАЗ прибыла правительственная комиссия во главе с секретарем ЦК ВКП(б) А.С.Щербаковым, которой предстояло выра­ботать план восстановления завода. Сохра­нилось фото, на котором запечатлены члены комиссии: А.С.Акопов, нарком среднего ма­шиностроения, К.В.Власов, главный инженер автозавода, Н.С.Кучумов, заместитель нарко­ма, М.И.Родионов, первый секретарь обкома ВКП(б), И.К.Лоскутов, директор ГАЗа, С.3.Гинзбург, нарком строительства СССР.

 

Кузница под открытым небом

Восстановление началось еще во время бомбежек. Под открытым небом работали кузнецы, литейщики. 11 июня останавли­вать завод вышли 15 молодежных бригад, начале июля - уже 1500 молодых специалистов, а через месяц - 3500. 14 июля пустили в полный ход кузницу, через четыре дня вошел строй литейный цех.

7 июля приступила к работе выездная редакция газеты «Правда». Ее листовки-«молнии» выпускались 120 дней, все они хранятся в фондах заводского музея.

«...Помню, после первой смены увидев «разведчика», - рассказывала Т.А.Позднякс ва, работавшая в 1943 году в ЦКБ технс логического отдела. - Мы, ошарашенные смотрели в небо, а «он» - черный, с утробны звуком, летел по окраине Северного поселок в сторону Соцгорода. Потом начались бомбежки, пунктуально, каждую ночь. «Он» развешивал «люстры» освещения. Ослепительны свет - все при нем проступало отчетливо и не знакомо. Дома цепенели под этим беспощадным светом, появлялось чувство беззащитности, обреченности. Такого страшного бело синего света я больше никогда не видела. О него хотелось куда-то убежать, скрыться тень, но тени не было.

Каждое утро мы шли на завод и начинал! разбирать то, что осталось от разбойной

 

27 тысяч подписей

«...Главный конструктор завода А.А.Липгарт был не только отличным конструктором, но быстро ориентировался в сложной обстанов­ке и действовал там, где другие раздумыва­ли, ждали указаний или согласования с на­чальством, - вспоминал Г.И.Зяблов, води­тель-испытатель танков. - После первой бомбежки он решительно взял всю ответст­венность на себя, велел немедленно разо­брать маскировочные щиты вокруг зданий. Приказал вывести архив конструкторской до­кументации и авиабензин. Архив увезли в подвалы монастыря села Борисова Дальне-константиновского района. Был учтен опыт 1941 года, когда в профтехкомбинате сгорел архив завода...»

 

Ф.Д.Чинченко, в 1943 году заместитель начальника цеха:

налёт не горький газ автозавод «...В ночь с 6 на 7 июня налет повторился. Без четверти двенадцать мы, работники ко­лесного корпуса, услышали воздушную тре­вогу, а через 15 минут появились немецкие самолеты. Начали падать зажигательные и фугасные бомбы. Хорошо, что мы заранее за­лили масляный пол водой. Зажигалки падали и затухали. Мы с начальником цеха Д.В.Горя­чим советовали людям прятаться под фунда­мент крупных прессов. Держали связь со штабом обороны, но вскоре вышла из строя рация. Примерно полпятого приехал дирек­тор завода А.М.Лившиц. Увидел, в каком со­стоянии цех и мы с Горячим - грязные и полу­обгоревшие, и, не выходя из машины, поехал докладывать, что завод уничтожен...»

П.С.Попов,

лейтенант 238-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона:

«...На вооружении у нас были зенитные пушки «сорокамиллиметровки». Высота их стрельбы ограничивалась 4 км, если самоле­ты летели выше, огонь их не доставал. Из на­ших частей на фронт забирали парней, вза­мен их присылали девчат. Очень добросове­стные, старательные, они были и шоферами, и прибористами, работали на дальномерах. Девушки из 58-го отдельного зенитно-артил­лерийского дивизиона 784-го полка проявля­ли героизм. Подносили тяжелые снаряды, под огнем вели стрельбу, отсекая путь враже­ским самолетам, спасали раненых...»

В восстановлении автозавода участвовали 35 тысяч человек. Работали сутками, несмот­ря на неустроенный быт, неимоверные труд­ности. Возродили завод за 100 дней и ночей. Это чудо произошло 28 октября 1943 года. Рапорт И.В.Сталину о восстановлении ГАЗа подписали 27 тысяч человек. Все горячее время, с июня по октябрь, фиксировал разру­шения и восстановление заводской фотоле­тописец Н.Н.Добровольский. Текст рапорта было решено проиллюстрировать сделанны­ми им фотографиями. Когда же собрали вме­сте фотокадры июня, картина предстала ужа­сающая. Послать такие фотодокументы вож­дю не рискнули. А рапорт был отправлен. Сейчас негативы этих снимков хранятся в коллекции музея.

 

Наталья КОЛЕСНИКОВА, директор музея истории ОАО «ГАЗ».

• Фото Н.ДОБРОВОЛЬСКОГО.


 
Разместил: ОАО ГАЗ

ФОТОАЛЬБОМЫ
 
Яндекс.Метрика Анализ сайта